Иоганн Даниэль Готфрид

Первая половина 19 века в архитектуре Риги – царство ампира. Мода на причудливый бюргерский классицизм Кристофера Хаберланда прошла, ей на смену пришла помпезная и строгая архитектура позднего классицизма. Пришла из наполеоновской Франции и укоренилась в России в царствование Александра Первого. Для города на Двине это было время перемен: в Риге появились первые памятники, восстанавливались сожжённые в 1812 году предместья и новые улицы застраивали строениями по типовым фасадам. Главным рижским строителем того времени и был наш герой строительных дел мастер Иоганн Даниэль Готфрид. По мнению многих исследователей рижской архитектуры, Готфрид был «всего лишь» строителем, он выполнял чужие проекты и мог лишь незначительно менять их, но даже этих незначительных деталей хватит, чтобы вписать имя Готфрида в хронологию строителей Риги.

20170721_114337_001
Иоганн Даниэль Готфрид

Наш герой родился в небольшом городке Дёмниц в северо-немецком княжестве Мекленбург 7 ноября 1768 году в семье каменщика. Вскоре семья Готфрид перебирается в Гамбург. Здесь юный Иоганн Даниэль посещает школу, а затем, по воле отца, начинает познавать ремесло каменщика. В 1799 году он отправляется в Ригу и вплоть до 1803 года работает подмастерьем у знаменитого рижского архитектора Кристофера Хаберланда. Так он познакомился с традициями местного зодчества. После смерти мастера Готфрид продолжает начатое им строительство. В 1805 году Иоганн Даниэль приобретает рижское гражданство, и год спустя вступает в рижскую Малую гильдию.

SONY DSC
Здание клуба «Ресурс»

Первым самостоятельным творением Готфрида в Риге становится здание для увеселительного общества «Ресурс», расположенное в ответственном месте, в самом центре города – на Ратушной площади. Это высокое четырёхэтажное здание со строгим фасадом в лучших традициях классицизма. Рустованный первый этаж служит цоколем, выше следуют гладко оштукатуренные стены, прорезанные пятью вертикальными рядами окон, так фасад здания обретает чёткую симметрию.

 20170721_114441
Ниша в зале клуба «Ресурс»

Фасад клуба также украшен декоративными сандриками над центральными окнами второго этажа и лепными панно между боковыми окнами второго и третьего этажа. Четвёртый этаж здания отделён лепным поясом, а венчает его декоративный фриз. Интересна и внутренняя отделка здания. У учредителей клуба денег было немного, потому роскошно отделали только зал для клубных торжеств. Здесь находились строгие белые кафельные печи, а часть зала, где обычно располагался оркестр, отделяют две ионические колонны. Запомним эту деталь, судя по дальнейшему творчеству Готфрида, колонны именно этого ордера можно считать его визитной карточкой.

20160713_131147
Интерьер дома на улице Калькю, 2

В 1807 году строительных дел мастер Готфрид берётся за расширение забора городского кладбища, а с 1810 без устали работает над проектами домов для рижских бюргеров. Жилые дома по его проекту появляются на улице Грециниеку, Тиргоню, Калькю, Шкюню и многих других. Всего за 4 года по проекту Готфрида было построено и перестроено 14 домов. До наших дней, увы, ни один из них не сохранился. В 1811 году он строит по заказу общины Домского собора одноэтажный амбар на улице Яуна. Над входом в здание он располагает фигуру льва и впоследствии склад называют «амбаром льва». Это здание снесли в 1936 году, но до наших дней в крестовой галерее Домского собора сохранилась фигура льва, что дала когда-то название амбару. В основном Готфрид переделывал уже готовые здания лишь изредка, как в случае с амбаром льва или клубом «Ресурс» он выступал как архитектор.

20170721_105058_001
Амбар льва на улице Яуна

После войны 1812 года Иоганн Готфрид получает подряд на возведение первых рижских памятников, сначала колонны Победы на Замковой площади, а затем и триумфальной арки в конце Александровской улицы. На сей раз каменных дел мастер работал не по своим чертежам. До сих пор точно не установлено, кто составил проект колонны Победы: называют и Либориуса Бергмана, одного из инициаторов установления памятника, и Джакомо Кваренги, архитектора из Санкт-Петербурга, называли и имя самого Готфрида. Документы подтверждают лишь, что Готфрид участвовал в возведении монумента, его авторства они не подтверждают. Схожая ситуация сложилась и с Александровскими воротами. Их автор доподлинно не известен, но сама композиция ворот повторяет схожие арки возведённого ранее гостиного двора, что находился на месте современного здания Академии Наук в Московском форштадте, а там авторы известны: проектировал губернский архитектор Брайткрейц, строил Готфрид. Есть только одно отличие: там арка ворот опирается на колонны тосканского ордера, а Александровские колонны украшают ионические колонны.

Открытие колонны победы в 1817 году и Александровские ворота на их историческом месте

1818 год стал для Готфрида поистине звёздным: он становится старейшиной Рижской Малой гильдии и получает от Александра Первого золотую медаль «за усидчивость, за хорошее качество выполняемых им работ, за честность и готовность исполнять работы дешевле, чем другие мастера», а главное «за установку монумента и постройку ворот у городской черты со стороны Санкт-Петербурга». Таким образом были отмечены заслуги Готфрида на ниве государственного строительства в Риге. А оно было поистине обширным: кроме возведения памятников, Готфрид руководил работами по благоустройству рижского замка: он обустроил здесь новые царские покои с известным нам Белым залом, в башне Св. Духа – обсерваторию, а под ней небольшую квартиру для себя. Новое здание для генерал-губернатора в Царском саду, в сегодняшнем Виестурдарзсе. И это всё при том, что параллельно он продолжал работать над домами для местной знати.

Усадьба Бишумуйжа, здание сахарной мануфактуры и оранжерея усадьбы Б.К. Кляйна

В 1818-1819 годах Готфрид работает над проектами для купцов Бранденбурга и Клейна. Для первого он спроектировал здания сахарных мануфактур в Кенгарагсе, Аллажи и Бишумуйже. Там же он построил и новую усадьбу для Бранденбурга: небольшое одноэтажное каменное здание с мезонином, украшенное портиком с ионическими колоннами. Здание похожей композиции появилось и в усадьбе рижского банкира Кляйна, оно выполнено из дерева и служило оранжереей. До наших дней пусть и в сильно перестроенном виде дошло и одно из самых интересных творений Готфрида: здание коммерческого банка Кляйна на углу улиц Аудею и Вецпилсетас. По мнению экспертов, это здание могло появиться и до 1812 года, и выстроено ещё не по традиционным классицистическим образцовым фасадам. В нём ещё чувствуется дух барокко, но оформление фасада и внутренняя планировка здания уже вполне отвечает духу классицизма. Его фасад украшают пилястры уже знакомого нам ионического ордера, на которые когда-то опиралась необычная корытообразная крыша здания, увенчанная фонариком. Здесь Готфрид смог продемонстрировать всю широту своего таланта.


Здание коммерческого банка Б.К. Клейна. Реконструкция и современный вид
Неоднократно Готфрид осуществлял проекты губернских архитекторов Риги, например, Христиана Фридриха Брейткрейца и Якоба Грэна. Именно он осуществлял разработанный Брейткрейцем проект деревянной церкви Иисуса в Московском форштадте, а затем и здание т.н. «большой мясной лавки» на улице Скарню, позади церкви Св. Петра. В этом двухэтажном здании с воротами располагались квартиры и пасторат церкви. Опыт работы со зданиями для церковных нужд зданиями у него уже был: он занимался реконструкцией пастората церкви Св. Иоанна в старом городе и совместно с Якобом Грэном проектировал пасторат для восстановленной церкви Св. Гертруды.

multimediaCA1Z7PED
«Большая мясная лавка» (слева) до сноса в 1936 году

Ничего удивительного, что при такой бурной профессиональной деятельности у Иоганна Готфрида оставалось весьма мало времени на «личную жизнь». Первая его жена Вильгельмина Энгель скончалась всего через несколько месяцев после свадьбы. От брака со второй женой Хеленой Неесе у него было восемь детей, пятеро из которых пережили своего отца. Понятно, что разместиться всем в небольшой квартире мастера в рижском замке было непросто, а потому Готфрид приобрёл дом на углу улиц Смилшу и Алдару, куда и переехал с семьёй, а квартиру в замке использовал как рабочее помещение. Обширной была его деятельность и в гильдии Св. Иоанна (Малой гильдии). До того, как стать старейшиной, Готфрид занимал пост докмана организации. А ещё он был крёстным детей членов цеха каменщиков. Одним из них был сын каменщика Фельско, будущий известный рижский архитектор. При крещении наш герой подарил ему своё имя, а позднее и стал первым учителем будущего корифея рижской архитектуры Иоганна Даниэля Фельско.

Dom
Дом Иоганна Даниэля Готфрида, снесён в начале 20 века

В 1828 году Готфрид начинает работу над возведением городского таможенного пакгауза на Парадной площади, сегодня площадь Екаба. Проект таможенного пакгауза, более известного нам сегодня как арсенал, разрабатывали архитекторы Шнацир, Лукини и Неллингер, а строительство Готфрид осуществлял вместе со строительных дел мастером Борнгауптом. Во время строительных работ возникли проблемы с фундаментом, которые едва не привели к банкротству Готфрида. Финансового кризиса удалось избежать, но вот здоровье мастер себе подорвал основательно.

torna11mai050kt
Здание арсенала в Риге

Символично, что одним из последних творений Готфрида стал дом виноторговца Швайнфурта, расположившийся рядом с его первым творением, зданием клуба «Ресурс» на Ратушной площади. Это здание очень напоминало первое творение мастера: рустованный первый этаж-цоколь, нарядные наличники окон в стиле классицизм на втором этаже и лепной фриз у карниза крыши. В этом здании родился впоследствии известный рижанин, исследователь африканского континента Георг Швайнфурт.

ratslaukuma_3.jpg
Дом Швайнфурта на Ратушной площади

В 1831 году в Риге разразилась эпидемия холеры. Одной из её жертв стал и Иоганн Даниэль Готфрид, ему исполнилось всего 63 года. Похоронили строительных дел мастера на Большом кладбище, прямо перед рядом каплиц. До наших дней его могила, как, впрочем, и большинство его творений не сохранились. Больше всего домов, спроектированных Готфридом, снесли в 1936 и после войны.
Тем не менее Иоганн Даниэль Готфрид является важным звеном в изучении рижских архитектурных традиций. Он связывает эпоху бюргерского классицизма Хаберланда с эпохой историзма Иоганна Фельско и других архитекторов второй половины 19 века. Пусть он не был архитектором и, скорее всего, больше осуществлял чужие проекты, нежели реализовывал свои собственные, но и в них он наверняка реализовывал и своё видение архитектуры.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s